Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

sad clown

Пурим во время чумы - часть 2

Начало - Пурим во время чумы - часть 1

Мы ехали в место, которое являлось живой иллюстрацией к понятию "полезное с приятным". Правда, делали это с некоторым опасением - последние раз мы были там два локдауна назад, а за это время очень многое иллюстрации перестали быть живыми..

Несколько лет назад отец дочкиной одноклассницы решил бросить должность car fleet manager в одной из больших хайтековских фирм и переквалифицироваться в управдомы - начал выращивать органические овощи. Нашёл пустырь на краю леса, получил документы, что этот кусок потрескавшейся от солнца земли никогда ничем химическим не поливался и выдохнул, прогоняя из головы жалобные голоса кривоездящих программистов.



Collapse )
sad clown

Пурим во время чумы - часть 1

Тосклив был и грустен праздник Пурим 2021-го года, от начала же пандемии короновируса - второй...

Весной двадцатого года первые ласточки грядущих катаклизмов ещё вполне удачно вписывались в общий карнавальный настрой праздника. Народ покупал средневековые чумные маски, впервые разбирался какой стороной - белой или синей - надевать медицинские. И шутил... Шутил обо всём. О том, что через девять месяцев наступит праздник жизни у акушерок и адвокатов по разводам. О том, что зомби апокалипсис - он таки сегодня. О том, что ещё пару дней предупреждений о возможном локдауне и сеть супермаркетов окончательно останется с пустыми полками, но при этом сможет купить Майкрософт. О том, что какой-то оторванный медицинский обозреватель в телевизоре договорился до полного бреда: будто бы - ха-ха - мы можем дойти то той стадии, когда аэропорт придётся закрыть совсем. То есть - вы слышали эту шутку? - совсем... Дети не совсем понимали причин полу-истерического веселья взрослых, но с удовольствием принимали в нём активное участие.

К весне двадцать первого года, после трёх локдаунов, трёх выборов, обломанной эйфории выхода из первой волны заражений, озверевших от зума детей и озверевших от детей взрослых, запас шуток иссяк. Все привычные способы зарядки батареек были вычерпаны до дна, и дюраселевский кролик, пискнув, упал мордой в барабан. Короче говоря, пуримскую атмосферу 2021-го года, карнавалы и прочее хмельное веселье можно было вполне описать словами древнееврейской песни:
"От злой тоски не матерись,
сегодня ты без спирта пьян.."




Collapse )
sad clown

Поколение, желавшее странного

— Чепуху я сделал, — горестно сказал Саул. — Ругайте меня. Но все равно начинать здесь нужно с чего-нибудь подобного. Вы сюда вернетесь, я знаю. Так помните, что начинать нужно всегда с того, что сеет сомнение… Ну, что же вы меня не ругаете?
Вадим только судорожно вздохнул, а Антон сказал ласково:
— За что же, Саул? Вы не сделали ничего плохого. Вы сделали только странное.


Мы интересное поколение - родившиеся в семидесятых.
Детство под пионерские горны с видом на незыблемый фасад полураспада застоя, подростковый возраст под шелест страниц "Детей Арбата" и матюги в очередях по отовариванию талонов, нырок во взрослую жизнь посреди падающих колон последних дней Помпеи. Специалисты по выживанию в условиях внешней и внутренней эмиграции и по умению начинать с нуля снова и снова, вне зависимости от мелькающих перед глазами экономических кризисов, смен власти, войн и прочих мелких деталей пейзажа. Поколение прыжка через пропасть в два приёма. Поколение "да, но...", "нет, но..", не добежал бегун-беглец-беглец, свой среди чужих, чужой среди своих. Ни здесь, не там, но пересадка в Париже.... Без малейшей отрицательной коннотации. Вполне возможно, что лет через много, поглаживая окладистую бороду, мы окинем пронзительным взором из-под не менее окладистых бровей свою извилистую и бугристую биографию и поймём, что пересадки в Париже - это и есть лучшее, что в нашей биографии было. А лучшее, что есть в нас самих - это тот чёрный ящик навыков, привычек и рефлексов, который мы наполнили так давно, что уже неправда, и всё это время таскали его на по буграм и извилинам на собственном горбу. Матерясь и проклиная тот день, когда впервые сели за баранку этого пылесоса. Но не кидая...



Collapse )
sad clown

Эта музыка будет вечной - часть один

В этом бушующем мире призрачно всё, но особенно призрачны - выходные.
В горной гряде иллюзий и самообманов они стоят отдельным сверкающим на солнце пиком. Пока ползёшь к этому пику по перевалам рабочей недели, кажется что уж там-то - наверху - точно лежат нетронутые снега, ледники, а также книги, которые ждут, чтобы их прочитали, фотографии - сделаны, рюмки - подняты, а мысли - собраны до кучи. А потом доползаешь - и всё голубые вершины превращаются в туманное облако несколько иной, чем в будние дни, но всё равно суеты.

Это как с приходом Мессии. Ждёшь, что он наконец придёт, и вот уже стражник на крепостной башне кричит, что кто-то в потрёпанном дорожной одежде и с пронзительно-добрым взором проехал только что городские ворота на белом осле. Кидаешься туда, продираешься сквозь толпу таких же страждущих, но успеваешь увидеть только мелькнувший за поворотом пыльный подол хитона, да ещё явные следы жизнедеятельности осла на брусчатке. Очевидцы продолжают утверждать, что осёл был-таки белым, но по следам жизнедеятельности это сказать сложно. И не знаешь, что больше тебя раздражает: то, что всё опять упустил, или отдельные личности с просветлённо-возвышенными лицами, которые утверждают, что видели, слышали и прониклись по самое нехочу..

Иногда я поднимаю глаза на небо и вижу там родительского ангела. На ангеле растянутые джинсы и порванная майка с надписью "Я ворона, конечно, героическая...". Издавая звуки транспортного вертолёта, он грузно и медленно машет крыльями. На крыльях чётко проступает набитая синими чернилами наколка. На одном "ОНИ", на другом "УСТАЛИ". Он счастлив на самом деле, этот ангел. Просто ему надо где-то присесть, чтобы это понять.

Выходные. Два дня. Это не так уж мало. Но... Дела по доведению логистики на следующую неделю до уровня, когда любой орг-вопрос будет решаться в будний день со скоростью пулемётной ленты. И бурная социальная жизнь детей: старшую взять вместе с подружкой номер один в прыгалки, после чего закинуть к подруге номер два. В это время младшая принимает дома подруг три и четыре. Потом с обеими кататься на велосипедах. Или самокатах. Потом тихий семейный вечер по сборке лего. Или пазла. Тут можно с облегчением сдать детей жене, поскольку максимальное доступное мне количество частей пазла не должно превышать четырёх, и то только при наличии подробной инструкции. А потом всё сначала...

И, собственно, никто не жалуется. Во первых, текучка означает что жизнь на данный момент обходится без глобальных катаклизмов, а это уже немало. Во-вторых, именно в этой трухе суеты и вылавливаются те жемчужины воспоминаний, которые потом можно будет перебирать на свалке. Так что всё хорошо и замечательно.

Но...

Но чем дальше, тем больше чувствуешь себя устаревшей моделью телефона, уставшее железо которого уже не тянет последние апдэйты операционки, а также вон ту игрушку, которую непонятно откуда стащили дети. А вот с реинкарнацией железа очень хотелось бы ещё подождать. Лет, эдак, не будем называть конкретное число, но хотелось бы подождать подольше. И батарейка садится всё быстрее. А заряжается - дольше...

Не то, чтобы это было новой проблемой. Батарейку приходилось заряжать и десять лет назад, и двадцать. Но там не было ограничения по времени. Поэтому и способы подзарядки были другие. Читаешь собственные старые посты и испытываешь такое чувство глубокого раздражения, что даже кушать не можешь. Уйти на пару суток в пустыню, залечь на дно в Лифте, болтаться целый день с фотоаппаратом по Тель-Авиву, залечь дома, чтоб по одну руку книжный шкаф, а по другую - стойка с бутылками. Чертовски хочется подойти к самому себе образца ...-надцатилетней давности, взять за грудки и, глядя в глаза, громко сказать "Ха!!!!!...", вложив в это весь сарказм, на который способен. После чего развернуться и загадочно уйти в туманную даль, оставив себя в раздумьях, что, собственно, это "Ха" значит. Ничего, лет через десять поймёт. Вернее, пойму...

Итак... Переведём всю эту пустую лирику в сухой остаток математической задачи.
Дано:
1. Полтора-два часа свободного времени максимум. В неделю.
2. Батарейка на двух-трёх процентах.
Требуется:
Зарядить батарейку на неделю вперёд.

Задача, безусловно, невыполнимая.
Но, как учит нас Кристобаль Хозеевич Хунта: "Бессмыслица - искать решение, если оно и так есть. Речь идет о том, как поступать с задачей, которая решения не имеет".



Collapse )
sad clown

Клоун, колдунья и украденный страх - часть 1

Попытки объяснить что такое Лифта человеку, который никогда про неё не слышал, обречены на неудачу заранее.
"Заброшенная деревня на въезде в Иерусалим...", "утонувшие в зелени полуразрушенные дома...", "дом для бездомных, иерусалимских и не только...", "место, где в девяностых была коммуна русских хиппи и наркоманов...", "место, где многим было хорошо, место, откуда многие не вернулись...".

Всё по отдельности, вроде, правда. А сложишь вместе - такая фигня получается...

Примерно также заканчивались попытки написать про это место. Сначала я грешил на то, что никогда не жил в Лифте подолгу. В течение лет, наверное, десяти я довольно часто там бывал: чаще днём, по дороге в Иерусалим или пустыню, но нередко и на несколько суток. Но бывать не значит быть, и мне казалось наглостью пробовать писать про Лифту, не нырнув в неё с головой. Прошло пару лет, и эта отговорка отпала: я уже давно перестал быть в этом месте туристом, а то, что проведя там несколько часов или дней, всегда поднимался назад в суету городов и потоки машин - так тем острее чувствовалась следующая встреча. Я был вечным новичком на этой войне, опять первый раз в первый класс, и, при ближайшем рассмотрении, это оказалось плюсом, а не минусом: Лифта не стала рутиной.

Точно также отпала отговорка, что нельзя писать о месте, не будучи знакомым с его более постоянными жителями. Это правда, я никого там не знал, и никогда к этому не стремился - всегда находился дом, откуда не слышались голоса, и из дыры на крыше которого не тянулся дым костра. Летопись русской Лифты девяностых-начала нулевых - это отдельная песня. Об этом много написано и снято: и теми, кто там жил, и тем, кто приходил к ним, но всё, что мне приходилось читать или смотреть на эту тему, имело один большой недостаток: Лифта была там местом действия и антуражем. Ярким, неповторимым, особенным, но антуражем. У меня было наоборот: я был мелким статистом в фильме, в котором и режиссёром и главным актёром была Лифта.

Все отговорки закончились, отмазки отпали. Можно было садиться писать про личную и персональную Лифту, но к этому моменту жизнь внесла некоторые коррективы - родились дети, и я переехал километров за сто пятьдесят от физической Лифты и на пару миллионов световых лет от метафизической.

Затемнение в зале. Музыка. На экране дёргающейся чёрно-белой картинкой титры: "прошло десять лет".



Collapse )
sad clown

Сказка о неполоманном детстве -1

"В рюкзаке моём сало и спички,
и Тургенева восемь томов..."


Последняя станция в сборах перед поездкой за границу - книжный шкаф.
Книги и места завязаны намертво и вложены друг в друга в бесконечной рекурсии: в начале было место, потом - слово о месте, потом - место стало тянуться к своему отблеску в слове. Города отражаются в книгах, но это отражение со временем становится частью реальности, меняя архитектуру города, стиль жизни, речи, одежды и еды его жителей, и, по прошествии нескольких десятилетий или веков, уже становится всё труднее и труднее различить где кончается искусство и начинается судьба. Да и зачем?

Иногда решение какие книги брать с собой сложное - как, скажем, с Прагой. Майринк или Кафка, Гашек или Кундера. Иногда - как с Венецией - очень сложным. Я бы даже сказал, тяжёлым. Имеется в виду не столько тяжесть принятия решения,сколько вес чемодана в килограммах после его принятия. Бывает лёгкий выбор: Брюгге - Тиль. А бывает единственно возможный: Корфу - Даррелл.

Детство.
Юный натуралист, член голубого патруля, Минский птичий рынок - Сторожевка - воскресная дыра во времени, пространстве и кошельке. Вчера была среда, сегодня - понедельник. Вроде бы пять минут назад ещё было воскресное утро, и я только свернул в в рыночный проулок, а вот уже вечер, в левом кармане шевелится пакет с мотылём и трубочником, а в правом что-то пищит, шипит или побулькивает, и первая фраза дома будет "Ээээ... А правда он красивый... И совсем не воняет.. А убирать буду я...". Даррелл прочитан весь, включая последние нудные книги о становлении Джерсийского зоопарка. 84-й год, мне десять лет, приезд Даррелла в Союз. Официальные интервью в "Мире животных" и неофициальные слухи о том, что во время визита в Березинский заповедник Даррелл и сопровождавший его лесник взаимно удивили друг друга: немаленьких габаритов Даррелл был поражён, когда лесник тащил его вместе с женой на себе по какому-то белорусскому болоту, а лесник пребывал в восхищении от способности зарубежного гостя держать банку во время после-болотного обсыхания методом непрерывного разлива из этой самой банки.

Я не помню сколько раз я перечитывал даррелловскую трилогию про Корфу. Другое дело, что в разном возрасте причины, чтобы ещё раз достать книгу с полки, могли меняться. Сначала пропускалось всё, кроме эпизодов со зверями, которые только что не конспектировались, потом - родственники и гости заслонили зверей, да и вообще плывет клипер, на клипере шкипер, у шкипера триппер. А потом... Потом я просто нырял в книгу, как в бассейн с живой водой чистого и незамутнённого счастья. Когда на сердце тяжесть и холодно в груди. Как мысли чёрные к тебе придут. Это подзарядка наших батарей.

А потом я обнаружил, что в сорок два года подзаряжать батарейки тяжелее, чем в тридцать, просто книгой тут не отделаешься, и хоть чучелом, хоть тушкой, но ехать - надо. И был Корфу, и был вечер, и было утро. А утром за калиткой обнаружилось море, в нём - дети, на столике - рюмка с узо, и литературоведением стало заниматься гораздо интереснее.



Collapse )
sad clown

Сами мы не местные...

Если пару недель назад на Староместской площади в Праге кто-то видел скорбную фигуру мужика с ребёнком на руках, то этой фигурой был я.

Количество впечатлений, которых неокрепший четырёхлетний организм способен переварить в единицу времени, перешло в качество, дочка вероломно и без объявления войны вырубилась и повисла у меня на плече. Организм был хоть и неокрепшим, но весьма весомым, так что, отправив вторую половину семьи гулять дальше, я застыл посреди муравейника предпасхальной ярмарки в виде памятника счастливому отцовству. Идея дать ребёнку выспаться на свежем воздухе имела успех, но частичный: со сном всё было хорошо, со свежестью - хуже. В воздухе витал страшный дух праздника, от которого даже абсолютно сытый человек повёл бы себя как собака Павлова при звуке колокольчика. Различимая часть коктейля состоял из запахов жареного мяса, приправ к горячему вину и выпечки. Неразличимая пахла ещё и таинственностью. Мимо носа носят чачу, мимо рота алычу. Мы чужие на этом празднике жизни. Я покосился на памятник, изображающему Яна Гуса на костре, и понял, что выражение наших лиц...



Collapse )
sad clown

Кино-кадр

Иногда мне бывает очень жаль обитателей светлого будущего.
Вернее, не так. Мне очень часто бывает жаль всех этих юношей бледных со взором горящим и прочих девушек с гибким станом. Кстати, "стан" это где? И это нормально, что он гибкий, или лучше ортопеду показать? Но это к слову... Короче, жаль мне бывает их часто, но только иногда получается сформулировать почему именно это так.

В данном случае сильно напрягаться над формулировками не приходится. Я очень сочувствую вам, о разной степени благодарности потомки:никто не будет смотреть оставшиеся после вас фотографии...

От поколения прабабушек и прадедушек остались - если остались - считанные единицы фотографий. В бабушкиных альбомах аккуратно вставлены, приклеены и подписаны десятки снимков. В ящиках и на полках у наших родителей лежат сотни отпечатков. После нас, а тем более наших детей, количество фотографий будет измеряться уже не поштучно, а в террабайтах домашнего бэкапа и облачных сервисов. Количество в данном случае не только не перешло в качество, но и окончательно убило его. Цифровая фотография нанесла первый удар, встроенный фотоаппарат в смартфоне произвёл контрольный выстрел. Причём дело не только и не столько в качестве самих снимков. Скорее в возможностях качественного восприятия смотрящего. Даже если предположить, что все фотографии, раскиданные по нашим дискам, телефонам, камерам и интернет-альбомам абсолютно гениальны, самый благодарный и близкий зритель сломается при их просмотре на пятом-шестом десятке, на седьмом он перестанет что-либо видеть, на десятом перестанет смотреть.

Один потрескавшийся отпечаток начала века - прошлого века - заставляет рассматривать внимательно каждую деталь и царапину, несмотря на абсолютно неестественную позу, застывшее лицо и выпученные глаза бедняги, который наконец нашёл время и деньги дойти до единственного на весь городок фотоателье. И даже витиеватая надпись на пол-снимка "Дагеротипы Мендель и сыновья" не мешает, а, скорее, дополняет картину. Пяток пожелтевших военных фотографий, штук десять свадебных, вот дети пошли - от горшка до института - ещё десятка три. Походы, костёр, гитара, байдарки, перевал, вершина - сотня снимков. Всё это можно смотреть постепенно, пересматривать и придумывать фильм на каждый кадр. Это было.

Пара сотен фотографий после каждого семейного торжества, пара сотен мегабайтов после поездки за границу, пара десятков гига от роддома до первого шага. Это стало.

Всё будет сохранено, немногое будет просмотрено, ещё меньше пересмотрено, ничего не будет увидено. Покажи человеку одну фотографию на стенке, и он нырнёт в неё, в себя и в свои мысли. Усади на диван и выдай стопку альбомов - кроме впившейся в задницу диванной пружины он не вспомнит ничего. Переполнение стека, шо занадто, то не здрово...

Заранее сочувствую тем, кому придётся отбирать несколько десятков снимков для какого-нибудь торжества или круглой даты. Могу продать идею для стартапа: даёшь программе ссылку на облако, она пробегает по всем бесконечным альбомным закромам родины и пробует найти те несколько кадров, которые хоть как-то выбиваются из общего потока. Примерно как программы-анализаторы камер безопасности, выхватывающие нестандартное движение из сотен часов серой текучки на сохранённых записях.

Кстати всё это касается не только счастливых потомков, но и всех ныне здравствующих нас, но просто тем, кто постарше, повезло - они успели прожить часть жизни до изобретения цифровой камеры...

Короче, завидую вам, посланцы будущего! Это для вас зажигали мы первые огоньки новостроек! Это ради вас…
Ладно... Буржуазию – отставить. Переходим к звездам.

Иногда пробивает без всяких программ, и ты вдруг, влёт, той самой интуицией, которая способность головы чувствовать жопой, понимаешь, что вот, вот, вот эта и только эта фотография останется из всех, остальные будут прокручиваться фоном, как тихо гудящий в пустой комнате телевизор.



Collapse )
sad clown

Безвозмездно, то есть даром

Детские мечты прозрачны, ясны и компактны.
Прозрачны - не значит, что чисты: ребёнок переплёвывает Стивена Кинга в чёрной фантазии, не вылезая из песочницы и не переставая напевать песню из мультика. Компактны - не значит, что просты: практическое выполнение детского желания может потребовать кучу времени и логистики. Но вот сама формулировка мечты чаще всего поместится в одно короткое предложение.
Хочу игрушку как у сестры.
Хочу день рождения каждую неделю.
Хочу, чтобы завтра не было контрольной по математике.
Хочу, чтобы Вася упал и разбил нос.
Хочу, чтобы каникулы с родителями никогда не заканчивались.

Мечты гормоно-кипящего подросткового времени наоборот умудряются говорить о ясных вещах, размазывая белую кашу по чистому столу и приправляя её винегретом. Вместо простых слов и признаний - танцы с бубном в мечтах вокруг девушки: то ли "и тут выйду я, такой замечательный - и поймёт она...", то ли "и тут понесут меня, такого замечательного - и поймёт она...". И всё время хочется подрагивать бицепсом и периодически стрелять с бедра. В кого - не важно. Важно, что в майке-алкоголичке и с банданой на голове. Сейчас, после хрен знает скольких армейских сборов, всё это вызывает желание погладить себя -надцатилетнего по бандане и ласково сказать - господи, какой идиот... Не, если бы призыв в армию проводился среди мужиков после тридцати пяти, то все войны тихо заглохли бы сами собой. От лени и отвращения к бессмысленным телодвижениям.

О чём мечтал с 25 по 35 - не помню. Провалы, доктор... Наверное о чём-то мечтал. Ведь не мог я пересечь Садовое кольцо, ничего не выпив? Не мог. Значит, мечтал. Во благо себе мечтал или во зло? Не знаю. Наверное лучше и не вспоминать.

Сейчас, когда до сороковника осталось пара месяцев, мечты по степени ясности приблизились к детскому уровню, но при этом их описание начинает напоминать бизнес-план среднего по размеру проекта или имущественный договор, составленный адвокатской конторой "Шульц, Шульц, Шульц и сыновья".



Идею о покупке лотерейного билета рубит на корню университетский курс по теории вероятности, и мечтать приходится о более реальных сказочных персонажах. С подлёдным ловом в Израиле напряжёнка, поэтому щучье веление отметаем. Дымовая завеса из джинового кувшина может привлечь сапёров полиции, так что тоже оставляем в стороне. Остаётся золотая рыбка - благо синее море в двадцати минутах езды.



Многоуважаемая золотая рыбка! - скажу я, нежно держа её за жабры - Будьте настолько любезны положить к субботе под бочку с дождевой водой сто тысяч миллионов. Или тысячу сто миллионов - не суть важно, лишь бы влезло. Это вам моё моё первое - и самое простое - желание. После чего идите плавайте в этой бочке, я вам туда мотыля насыплю и пару тритонов кину для половых излишеств. Отдыхайте - силы вам пригодятся, можете мне поверить...

Остановка первая и предварительная. Дать возможность жене послать любимого начальника по выбранному ей адресу, нанять Мэрри Поппинс, фрекен Бок и семь гномов с прорабом во всём белом для садово-домашних работ. Решить финансовые проблемы более широкого семейного круга. Предварительность остановки заключается в том, что более сложный вопрос - как запрячь в одну телегу желание родителей спрятаться от всех в какие-нибудь Малые Ебеня под Урюпинском и желание детей быть в гуще событий - решать я сходу не буду. Постройка дома в стиле семейки Адамс, одни окна которого будут выходить на литовский хутор, где поход к соседу за спичками - серьёзное путешествие, а вторые - в булькающий и пузырящийся Тель-Авив - дело долгое, заниматься этим надо не торопясь, вдумчиво и с удовольствием. Сделаю это потом.

А пока - остановка номер два: составление Списка.

В этом Списке будут очень разные люди. Собственно, тех, с кем я общаюсь относительно часто, будет там немного. Ехидная улыбка жизни - бОльшая часть людей, с которыми общаешься часто, близкими не являются, встречи же с действительно своими по большей части происходят под девизом: "Но Новый Год - чаще...". Так что будут в Списке и те, которые уже даже обижаться перестали - или не перестали - на моё исчезновение пару жизней назад, и те, которых я вообще никогда не видел вживую, но откалибрированная до дрожания собачьего носа персональная система распознавания "свой-чужой" пищит всеми красными кнопками - мы с тобой одной крови, Маугли, ты и я...

Куплю себе небольшой вертолёт, покрашу его в голубой цвет, засуну туда кинопроектор и полечу по Списку.



Я буду выдёргивать людей в обеденный перерыв, по дороге с работы домой и из дома на работу, пока они ждут детей с тренировки, пока не вернулся муж или не появилась жена. Выдёргивать, заводить за угол в ближайшее тихое кафе, и сразу же после того, как будет произнесено заклинание "как-ты-всё-нормально-а-ты-тоже-ничего", задавать сакраментальный вопрос:







- Скажите, Шура, честно, сколько вам нужно денег для счастья?
- Сто рублей, - ответит Балаганов, с сожалением отрываясь от кофе с круасоном.
- Да нет, вы меня не поняли. - скажу я и попрошу официанта принести к кофе граппу. Или граппы. Не знаю, как правильно. Короче пару рюмок грапп. - Не на сегодняшний день, а вообще. Для счастья. Ясно? Чтобы вам было хорошо на свете.



Тут будет важно заткнуться, не мешать и не в коем случае не ляпнуть что-нибудь в стиле: "Ведь помнишь, ты мне как-то говорила...".





Ну да, лет много назад он говорил тебе о доме на горе, но как-то на данный момент актуальнее квартира ближе к школе.









Ну да, джаз-кафе в Городе и ещё одно в хэмингуэевском стиле возле причала. Но два раза в одну и ту же реку и опять эта налоговая, поставщики и немытые рюмки после закрытия...









Ну да, она хотела снять фильм про пять вечеров и достучаться до небес, но вот если сейчас разобраться с оператором на бар-мицву сыну - это будет гораздо важнее.





Ну да, вы говорили про путешествие, когда приходишь на вокзал, в аэро или обычный порт и выбираешь первый попавшийся рейс, но, знаешь, не сейчас, не сейчас...















Ну да, в прошлой жизни он отдал бы половину несуществующего царства за возможность добраться до неё через границы, законы и иммиграционный чиновников, теперь же хорошо было бы найти толкового адвоката, чтобы при разделе имущества от царства остался хотя бы пограничный шлагбаум.













Балаганов будет долго думать, несмело улыбаясь, и, наконец, объявит, что для полного счастья ему будет нужно шесть тысяч четыреста рублей и что с этой суммой ему будет на свете очень хорошо.

- Ладно, - скажу я, получите пятьдесят тысяч. И, воспользовавшись паузой, пока человек прикидывает какой цвет обоев выбрать после ремонта, подключу тяжёлую артиллерию и перейду к методу непрерывного разлива - С семьёй, долгами и прочей жизненной логистикой мы разобрались. А теперь оставь за скобками жену, мужа, детей и родителей и придумай что ты хочешь для себя.









Тут моя задача будет сложнее. Во-первых, надо будет заткнуться так, что предыдущая пауза показалась бы тарахтением футбольного комментатора. Во-вторых, попробовать поймать момент, когда пауза слишком затянется и будет видно, что продолжение последует вряд ли. И если это будет так - включить генератор случайного трёпа обо всём и ни о чём, заплатить по счёту и тихо исчезнуть.







...но вот если продолжение всё-таки последует, и запасы имени золотой рыбки смогут в этом помочь, это будет дистиллированным моментом счастья. Третьей очистки, четвёртой перегонки. Моего счастья. Жлобского, персонального и эгоистичного.













А потом меня снова покормят углём
И я вновь поплыву за другим кораблём







Список будет длинным, но когда-нибудь закончится и он.
Я вернусь к бочке, оторву рыбку от мотыля, а тритонов - от рыбки и перейду к двум оставшимся желаниям: сложному и нереальному.

Желание номер два - сложное.
Чтобы и мне, и всем тем, кому я свалился на голову, было бы хорошо со своей сбычей мечт. Ну, или хотя бы не очень плохо. Последняя серия "Телёнка" самая грустная из. Не надо управдомом. Не надо машинальных движений Балаганова и сними, пожалуйста, со всех столб воздуха силою в двести четырнадцать кило. Пусть не давит, в особенности по ночам. Перепиши сценарий, рыбка. Не надо белых штанов и ну их, этих мулаток со штучками, но столб - убери.

Желание номер три - нереальное.
Дай открутить назад. Дай схватить его за плечо - пусть он начнёт переходить дорогу на пару секунд позже той машины. Дай приехать с запасами из-под бочки к этой девочке и ещё к одному человеку до того, как стало слишком поздно. Может быть израильская, немецкая или ещё какая медицина что-нибудь придумали бы. Сделай так, чтобы в День Памяти не надо было стараться успеть сначала на одно армейское кладбище, а потом на другое. Я знаю, рыбка, что так не бывает, что это запрещено золоторыбным профсоюзом и ассоциацией палео-энтомологов в защиту бабочек прошлого. Тогда плыви и будешь мне должна. В конечном счёте, приятно знать, что где-то плавает задолжавшая мне золотая рыбка.







Эх...
Удочку купить, что-ли.....