Stav (shvil) wrote,
Stav
shvil

Category:

Road story

Чувака из "Исламского Джихада" взяли случайно и по его же собственной дурости.

Из всех возможных вариантов патрулирования наиболее нервный - это когда ездишь с шабакником. Причины тут две. Во-первых, он знает местность гораздо лучше, чем раз в месяц сменяющиеся милуимники и, соответственно, постоянно завозит в те места, куда просто так по карте не заедешь. И не в плане обзорной площадки, откуда открывается красивый вид, а в плане узких проулков очередной палестинской деревни, в которых резко возрастает вероятность получить в подарок какой-нибудь электроприбор откуда-нибудь с крыши или окошка. В подарочных наборах преобладают холодильники и стиральные машины, но даже небольшая микроволновка, сброшенная с высоты третьего этажа оставляет неизгладимые воспоминания на всю жизнь. А, во-вторых, как человек, который находится под защитой армейского патруля, он чувствует себя в безопасности и чаще ищет приключения на свои вторые девяносто. Ну и на наши, заодно... Так девушка, которую провожают домой поздно вечером по плохому району, чувствует себя гораздо спокойней, чем провожающий её молодой человек, пытающийся совместить непринуждённую беседу и гордо расправленные плечи с нервным осматриванием окрестностей. Милуимники из сопровождающего армейского патруля не питают особых иллюзий по поводу того, что смогут сделать четыре человека посреди палестинской деревни в случае возникновения серьёзных осложнений и, поэтому, к поиску приключений относятся более чем прохладно.





В тот раз мы делали импровизацию на тему проверки на дорогах. Это когда хаммер болтается в вольном режиме по деревне и, раз в десять минут, перегораживает какую-то улицу. Проверяется первый десяток машин, после чего едем кататься дальше: в любом случае через 2 минуты после остановки месторасположение нашего махсома будет известно всей деревне, и оставаться там дольше просто не имеет смысла.



На одной из таких остановок мы и поймали нашего клиента. Не доехав метров двадцать до хаммера, одна из машин резко тормознула и свернула в сторону. На свою беду, вместо того, чтобы затеряться в лабиринте переулков, беглец вывернул на раздолбанную просёлочную дорогу, где шансы "Ауди" по сравнению с хаммером было равны нулю. Метров через 50 его машина была прижата к обочине, а хозяин выдернут наружу.



- Партизанен??? Аусвайс!!! - заорал русский член патруля, в очередной раз доказывая, что нет ничего более прочного, чем детские впечатления от советских военных кинофильмов.
Палестинец автоматически вытащил удостоверение личности.
- Ну ты даёшь! Даже я таких арабских слов не знаю... - с профессиональным восхищением удивился шабакник.

Результаты проверки номера удостоверения личности по базе данных, привела шабакника в дикий восторг, который вырос ещё больше после того, как в машине был найден лэптоп и куча CD-шников. Доехав с нами до края деревни, боец невидимого фронта пересел в свою машину и, издавая невнятные крики: "Родина вас не забудет", "Крупная рыбка - бухгалтер Исламского Джихада", скрылся в свои секретные дали, оставив палестинца на наше попечение.

"Переводчик на радостях чмокнул Остапа в твердую щеку и просил захаживать, присовокупив, что старуха мама будет очень рада. Однако адреса почему-то не оставил." - мрачно процитировал "Золотого телёнка" русский член экипажа.

Добрались до базы и пошли спать - восьмичасовая смена "ночного дозора" и так стараниями шабакника растянулась часов на пять. Неудачливый джихадник остался сидеть возле часового на въезде в базу в стандартных пластмассовых наручниках и фланелевой повязке на глазах в ожидании пока кто-нибудь заберёт его в мрачные подземелья шабака...



...лирическое отступление...
Окрестности КПП превращаются в такой зал ожидания довольно часто. Группы, возвращающиеся с заданий, сгружают взятых палестинцев, и те ждут пока за ними приедет армейская или шабаковская машина. В обязанности находящегося на КПП солдата входит раз в пол-часа предлагать арестантам воду. Несколько лет назад милуим совпал с Песахом. Не самое лучшее время для нахождении в армии. По крайней мере, с точки зрения желудка. Жрать сильно нечего, а на мацу через какое-то время смотреть уже просто невозможно. В один из таких дней, после того как выяснилось, что арестованных ночью палестинцев к обеду ещё никто не забрал, в столовой разгорелся спор по гамлетовскому вопросу: кормить или не кормить. Мнения разделились: одна половина советовала подумать чем и как именно нас накормили бы, попади мы в плен к ним, вторая - утверждала, что нельзя опускаться до такого же уровня и накормить надо. Разбуженный для принятия окончательного решения офицер сонно выслушал обе стороны и вынес приговор: накормить тем же, что едим мы. Нехай жрут мацу. Если наказание - то уж до конца. И хамасники с джихадовцами дружно захрустели мацой....

....а где-то через час нас подняли по новой...
Дежурный, стараясь не смотреть в глаза, виновато сообщил, что клиента надо отвезти на бригадную базу. И, кроме как нам, это сделать некому - все ушли на фронт. Так что... На этом дежурный исчез , предоставив нам самим додумать, что именно от нас требуется. Помню, что никто даже не ругался - хотелось спать так, что на ругань не хотелось тратить силы.

Бригадная база - местный центр цивилизации. Есть магазин, автомат по продаже колы и шварменная. Там даже попадаются девушки... Среди прочих достопримечательностей там есть следственный изолятор шабака, куда мы и привезли нашего джихадника.

Из всех возможных видов очередей наиболее раздражающий вид - очередь в тюрьму. Когда оттуда трудно выбраться - это понятно, но когда надо ждать, чтоб туда попасть... Впрочем, ситуация раздражала только нас, как сопровождающих. Сам будущий заключённый никуда не торопился и с удовольствием загорал на солнышке. Его можно было понять - на допрос в шабак опоздать невозможно...

Метрах в пяти от нашей машины тусовалась группа из нескольких 20-летних обормотов-срочников разного пола, из тех, что ничего тяжелее папки с бумагами за свою армейскую службу не поднимают... Обормоты фотографировали друг друга с явно взятой на прокат в оружейной М-16, принимая те героические позы, которые так любили Сталлоне со Шварцем на плакатах нашего детства. Один из солдатиков отделился от группы и подошёл к нам с просьбой сняться на фоне связанного джихадника.

Я и напарник среагировали автоматически. Русское "На хуй!" плавно вплелось в ивритское "Лех тиздаен". Обормот метнулся назад к обиженно замолчавшей группе. Мне стало как-то обидно за своего подопечного. С ним я, по крайней мере, был из одной системы координат. С разными знаками, но в данной ситуации роли это не играло. С этими же молодыми раздолбаями в этот момент я находился в разных галактиках.

Любая очередь подходит к концу - даже очередь в тюрьму. Дежурный шабакник, эдакая адовская модификация Св. Петра с лэптопом, проверил джихадника по базе и радостно сообщил, что того уже ждут... очень... но не тут, а на базе соседней бригады... Русско-ивритские матюги прозвучали ещё раз - вероятность выспаться исчезала на глазах. Какое там выспаться, когда явно начинается любимая армейская игра под названием: "Левая рука не знает, что делает правая"...



Минут через сорок добрались до нужной базы. Очередь возле следственного изолятора отсутствовала, зато на входе имел место быть скучающий солдатик с лицом: "ходют тут всякие, а потом калоши пропадают"... Он сонно осмотрел нас и отправил к дежурному врачу - засвидетельствовать, что джихадник был довезён в целости и сохранности. Ехидные улыбки солдатика и джихадника в этот момент были удивительно похожи - мысль о том, что "хрен вы тут быстро отделаетесь" явно грела обоих одинаково...

У врача джихадник воспрял духом и на вопрос, есть ли хронические заболевания, которые требуют регулярного приёма лекарств, начал пересказывать врачу всю историю своей многотрудной жизни.

- Как ты думаешь - с надеждой спросил меня напарник - его на допросах будут сильно пытать?...
- Вряд ли - с сожалением сказал я, глядя на часы и прислушиваясь к тому, что джихадовец дошёл где-то до середины медицинской энциклопедии - этот сам сдаст всех ещё до первого вопроса..

Любая длинная эпопея заканчивается быстро и скомкано.
Возвращение от врача, клиента сдал - клиента принял, всем спасибо, все свободны...

Из мрачных застенок шабака доносился запах еды и громыхание посуды.
-А в тюрьме сейчас ужин..... Макароны... - с завистью сказал я.

Дорога назад, перекус из бездонных запасов заначек в хаммере и большой пакет кофе на ночь. Поскольку известно давно: чем меньше спишь днём, тем длиннее будет ночное дежурство. А законы Мерфи в армии соблюдаются гораздо чётче, чем все уставные постановления вместе взятые.....


Subscribe

  • Первый дождь

    Живя в Израиле, связь с землёй сильнее всего чувствуешь, когда идёт первый зимний дождь. Не с государством, не со страной, не с религией, не с людьми…

  • Пурим во время чумы - часть 2

    Начало - Пурим во время чумы - часть 1 Мы ехали в место, которое являлось живой иллюстрацией к понятию "полезное с приятным". Правда, делали это с…

  • Пурим во время чумы - часть 1

    Тосклив был и грустен праздник Пурим 2021-го года, от начала же пандемии короновируса - второй... Весной двадцатого года первые ласточки грядущих…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 102 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Первый дождь

    Живя в Израиле, связь с землёй сильнее всего чувствуешь, когда идёт первый зимний дождь. Не с государством, не со страной, не с религией, не с людьми…

  • Пурим во время чумы - часть 2

    Начало - Пурим во время чумы - часть 1 Мы ехали в место, которое являлось живой иллюстрацией к понятию "полезное с приятным". Правда, делали это с…

  • Пурим во время чумы - часть 1

    Тосклив был и грустен праздник Пурим 2021-го года, от начала же пандемии короновируса - второй... Весной двадцатого года первые ласточки грядущих…