June 3rd, 2010

sad clown

But the world goes 'round

Попробовал представить себе как выглядело бы мировое искусство, если бы оно создавалось милыми людьми, уверенно разбирающимися что такое хорошо и что такое плохо, чётко знающими чего они хотят в этой жизни без всяких уходов в загулы, алкоголь и прочие допинги, а также нежно любящими своих жён-мужей-детей.

Представил. Содрогнулся....



Саундтрэком к этой мысли был альбом Лайзы Минелли "Liza's back". Живой концерт, записанный в 2002-м году после достаточно долгой паузы в выступлениях из-за кучи проблем со здоровьем и выпивкой. С умением прикалываться над собой у Лайзы всегда всё было хорошо, и эту тему во время концерта она обыгрывала постоянно. После строчек:

The day she died the neighbors came to snicker:
"Well, that's what comes from too much pills and liquor."

была сделана такая звенящая пауза, что Качалов повесился бы от зависти. У зала заняло несколько секунд, чтобы понять причину остановки, после чего заржали все. И под этот смех были допеты две следующие строчки куплета:

But when I saw her laid out like a Queen,
She was the happiest... corpse... I'd ever seen...





Даже моего, более чем ограниченного, музыкального слуха хватало на то, чтобы понять, что концерт ей даётся очень тяжело и технически она не вытягивает свои песни. Срывается голос, не хватает дыхания. Всё это было слышно особенно чётко, потому что пелись старые песни из "Кабаре" и "Нью- Йорк, Нью-Йорк", и разница в исполнении тогда и сейчас была хорошо слышна даже такому музыкальному лоху, как я.





Саундтрэки к "Кабаре" и "Нью-Йорку" лежат у меня в машине постоянно. Оба фильма относятся к разряду любимых и засмотрены до состояния, когда можно не только произнести следующую реплику за героев, но и угадать мимику на лице каждого из них. Но при всей моей любви к этим песням в том варианте, в котором они звучали в фильмах, теперь, когда возникает желание послушать что-нибудь из их списка, я ставлю "Liza's back". С тяжёлым дыханием и срывающимися нотами.

По той простой причине, что тот нерв, с которым поётся:

Everybody loves a winner
So nobody loved me;
'Lady Peaceful,' 'Lady Happy,'
That's what I long to be
All the odds are in my favor
Something's bound to begin
It's got to happen, happen sometime
Maybe this time
Maybe this time I'll win

в двадцать шесть лет не идёт ни в какое сравнение с нервом песни пятьдесят шесть. И, по сравнению с этим, техническая чистота исполнения песни кажется полной фигнёй.





Как-то чем дальше, тем больше ловлю себя на том, что мне гораздо проще близко общаться с имеющими ухабистую биографию людьми. И чем больше ухабов - тем проще. И в плане более простых случаев, когда биография просто слабо попадает под асфальтированную колею "усё як у людёв". И в плане более грустных вариантов, когда у человека хватает воспоминаний, которые не хочется освежать даже самому с собой.





Такие люди обычно обладают двумя замечательными качествами.
Во-первых, они успели хорошо понять из собственного опыта, что случаи бывают разные и что такое "правильно" каждый решает за себя сам. Как следствие - они знают, когда нужно заткнуться и не пытаться лезть с мудрыми советами. Поддержать - да. Выпить - да. Помолчать - да. Доказывать, что "я знаю как надо" - нет.





You have to understand the way I am,
Mein Herr.
A tiger is a tiger, not a lamb.
Mein Herr.
You'll never turn the vinegar to jam,
Mein Herr.
So I do...
What I do...
When I'm through...
Then I'm through...
And I'm through...
Toodle-oo!





...где-то классе в шестом-седьмом, будучи юным и пламенным натуралистом, а также членом "Голубого патруля", я попал в деревню посреди Березинского заповедника. Деревня очень мало напоминала Простоквашино или вообще что-либо из книг и телевизора, и когда, отогреваясь на печке в одном из домов, я увидел, что хозяйка дома со словами "Возьми вот это и подари своей шкурке, может тогда она тебе сегодня даст" вручает шоколадку своему находящемуся в перманентной похмельной медитации сыну, то впал в такое офигевшее состояние, из которого выходил в течение нескольких дней. Книжный мальчик столкнулся с некнижной действительностью. Не думаю, что тогда у меня получилось сформулировать, что варианты жизни бывают очень разными, они не хуже и не лучше, и каждый сам выбирает что ему больше подходит в тот или иной момент жизни, но то, что те две недели белорусской деревни очень много перетрясли в моей голове - это точно.

...и я очень благодарен тому человеку, который выдернул меня из теплицы и туда притащил...





...абсент был давно разлит по рюмкам и безнадёжно нагревался - девушка никак не могла закончить сеанс связи с живущими на доисторической родине родителями. Советы как ей есть обустроить личную жизнь были героически выслушаны молча и заняли недолго - не больше двух сигарет. Но, когда, узнав, что дочка собирается переезжать, мама начала давать советы по съёму квартиры, девушка не сдержалась. Знакомство к тому времени у нас было уже достаточно долгим, чтобы я успел сбиться со счёта её перемещений по бескрайним просторам Израиля. Иногда переезды были связаны с появлением очередных молодых людей, иногда просто так, но то, что она уже давно перекрыла квартирный опыт родителей, последний раз переезжавших в полученный кооператив лет тридцать назад, сомнений не вызывало. Душа поэта не вынесла.

- Мама!!!! - заорала в трубку она - за последние 15 лет жизни в Израиле я успела поменять уже штук десять квартир. Личной жизни, кстати, это тоже касается. Папе - привет!!!

В эпоху сотовых телефонов очень тяжело с грохотом бросить трубку, но девушка умудрилась нажать на кнопку "End" так, что я услышал его более чем явственно.

- Блядь! - сказала девушка, и тяпнула рюмку ещё до того, как я успел изречь мудрый тост, который так тщательно мной продумывался, пока она разговаривала. Я понял, заткнулся, догнал - и тут же разлил ещё.





The continent of Europe is so wide,
Mein Herr.
Not only up and down, but side to side,
Mein Herr.
I couldn't ever cross it if I tried,
Mein Herr.
So I do..
What I can...
Inch by inch...
Step by step...
Mile by mile...
Man by man.





Второе замечательное качество людей с ухабистой биографией и сложной схемой совести - они очень редко бегают по улице и интернету с криками "We are all gonna die!!!". Они даже внутри себя завязали с такими криками. Анекдот про жизнь как зебра: чёрная полоса-белая полоса-жопа уже настолько въелся в рефлексы, что когда со всего размаха влетаешь в чёрную полосу, где-то в глубине левой пятки всё равно сидит выработанное за прошлые хреновые моменты понимание, что раньше или позже это дело будет пережито, и нечего рвать волосы на попе. Не то, чтобы от этого было менее хреново, но зато - да здравствует раздвоение личности - можно параллельно ехидничать над собой по поводу, что "всё пропало, гипс снимает, клиент уезжает". По доброму. Но ехидничать. И тихо чапать по сгоревшей земле вперёд.





А когда добираешься-таки до белой полосы, то включается второй рефлекс, и, хоть и понимаешь, что - через год или минуту - но халява кончится, это не мешает получать удовольствие от этого года или минуты по полной программе.





Что касается конечного пункта - жопы - то волноваться надо по этапам, лечиться электричеством и не устраивать преждевременных истерик.

Sometimes you're happy,
sometimes you're sad
But the world goes 'round
Sometimes you lose every nickel you had
But the world goes 'round

Sometimes your dreams get broken in pieces
But that doesn't alter a thing
Take it from me, there's still gonna be
A summer, a winter, a fall and a spring

And sometimes a friend starts treating you bad
But the world goes 'round
And sometimes your heart breaks with a deafening sound

Somebody loses and somebody wins
And one day it's kicks, then it's kicks in the shins
But the planet spins, and the world goes 'round
And 'round and 'round and 'round and 'round
The world goes 'round and 'round and 'round
And 'round

















P.S.
По поводу "горелых" фотографий.
Это Гамла после последнего пожара. Так что, глядя на неё сейчас, можно легко представить, как выглядела крепость сразу после конца римской осады...







Три момента, связанных с пожаром в Гамле:

Во-первых, из серии "как возникают легенды".
Пожар прошёл по очень большой территории и собственно национальный парк - только небольшая её часть. Почти полностью выгорели и ущелье Далиёт, и ущелье Гамла. Единственный нетронутый огонь участок - развалины древней синагоги и несколько десятков квадратных метров рядом с ней.



Я пробовал найти хоть какое-то рациональные объяснения - у меня не получилось. В день пожара был очень сильный ветер и видно, что огонь с лёгкостью перескакивал и через шоссе и через пропаханные армейским D-9 полосы. А тут вшивая тропинка в метр шириной: с одной стороны всё сгорело, с другой - видно, что огонь несколько раз лизнул зелень и дальше не пошёл.





Поскольку с рациональными объяснениями грустно, то приходится принять версию Товарища Сверху. Честно говоря, никакого благоговения по этому поводу не испытал, скорее злость. Если уже устраиваешь показательное выступление по поводу своих божественных способностей, то выбери в качестве точки приложения спасительной длани господней не камни, которые за 3000 лет уже пережили с десяток пожаров, и копоть с которых будет смыта первым же дождём, а выбери только успевшие подрасти деревья или зверьё, которое так и не успело никуда сбежать. У Товарища Сверху явно есть проблемы с логикой и собственными же моральными принципами неисповедимы пути господни. Короче, тут я с ним не совпадаю. Историю про Раневскую и Джоконду а также анекдот про Вовочку и "если б я имел коня" рассказывать мне не надо - знаю.

Момент номер два:
Над пожарищем летали целые стаи аистов. Мать семейства с тремя детьми показала на них рукой и произнесла проникновенную речь о птицах, оплакивающих сгоревшую землю. Стоявший рядом работник заповедника попробовал сдержаться, но не выдержал.

- Нет - сказал он - просто в кои веки аистам повезло, и они могут закусить не сырым, а жареным мясом...

Дети вышли из скучающего состояния, и картина окружающего мира в их прояснившихся глазах явно стала приобретать более логичные очертания. Мать семейства смотрела на работника заповедника со всей возможной пролетарской ненавистью. Я мысленно ему апплодировал.

Момент номер три:
За день до того, как я попал в Гамлу, новости описывали то, что там произошло, как полную катастрофу: "непоправимый ущерб", "сотни лет восстановления", "полностью уничтожено". Смотрится всё это, конечно, очень и очень грустно. Но, как это ни странно, сами работники национального парка звучали гораздо спокойнее газетных заголовков. Развалины почти не пострадали, зелень будет восстановлена ближайшей весной, деревья - через пару десятков лет.

Так что...
Глядя на очередное пожарище, имейте в виду, что вживую оно смотрится менее страшно, чем в новостях. И... по поводу личных и общенациональных депрессий... спокойнее... Выдыхаем, приходим в себя, идём дальше.

Это ещё не жопа - это просто чёрная полоса.