Stav (shvil) wrote,
Stav
shvil

Предвыборное

Пред. Выбор.. Но... Ееее....

Вид на центральную площадь арабской деревни Таршиха включал в себя всё, что нужно знать в преддверии очередных внеочередных парламентских выборов в Израиле.

Наглядная агитация на заборе футбольного стадиона обновлялась часто. Сложно сказать, что было этому причиной: то ли порывы северного ветра, то ли многочисленные партии, спешащие использовать уже третий за этот год предвыборный бюджет. Так или иначе, но где-то раз в полторы-две недели меланхоличные рабочие наклеивали одну физиономию с пронзительным взглядом поверх другой. Археологические культурные слои плакатных наслоений радовали разнообразием. Глава Рабочей партии: первые выборы - с усами и в одиночестве, вторые - без усов и с девушкой, третьи - опять без усов, но явно сожалеющий об их отсутствии и уже на троих со свежими заклятыми друзьями. Новые старые правые, названия и внутренний видовой состав которых менялись таким бешеным калейдоскопом, что я искренне завидовал людям, сохранившим способность без запинки сказать, как именно их зовут на текущий момент. Групповой снимок общежития арабских партий. Слегка ощипанный, но непрогибаемый Либерман. Группа измученных сух-пайком и внезапной необходимостью говорить публично людей с армейским прошлым. Вечнозелёный премьер, с застывшим на обветренной фотошопом физиономии выражением "...и всё равно я вас всех поимею...".

Горный ветер с ледяным безразличием сдувал одного политика за другим, и они улетали, как Мерри Поппинс, куда-то в сторону близкой ливанской границы. Но партийные бюджеты на агитацию всё никак не заканчивались, и забор стадиона получал очередного нового жителя. Периодически между ними встревала какая-нибудь не относящаяся к выборам реклама. По чьей-то намеренной или случайной иронии, чаще всего она была социальной: заплатите налоги и спите спокойно, а так же не оплачивайте услуги чёрным налом. Хронологическая последовательности этих призывов, чередующаяся с проникновенными взглядами политиков, наводила на грустные мысли об отношениях государства и гражданина.




Но один из плакатов застрял на стене стадиона дольше, чем все остальные. Изображённая на нём физиономия духовного лидера одной из израильских религиозных партий сопровождалась текстом о еврейском характере государства. Углубить, расширить, усилить. Сам духовный лидер покинул нас несколько лет назад, но его бедный и бледный дух постоянно призывался пока ещё вполне здравствующими последователями: дедушка умер, но дело живёт, голосуйте за нас и получите благословения от раввина, представляющего интересы партии в лучшем мире.

Не имея никаких тёплых чувств ни к самой партии, ни к её покойному духовному лидеру, я, тем не менее, испытывал некоторое сочувствие к этому потустороннему призывнику. В преставлении моей личной, сделанной на коленке, религии, человек имел полное право пребывать на том свете в той обстановке, в которую он сам верил, пока был в этом. Из головы никак не выходила картинка, в которой аксакал сидит на небе с группой других саксаулов, бурно обсуждает с ними талмудические тонкости и глубины, а тут - бац - и как раз в тот момент, когда он нашёл довод, позволяющий размазать своих оппонентов по облаку, его выдёргивают и приклеивают к стенке. Так что, проезжая каждое утро по дороги из школы на работу через площадь Таршихи, я вполне тепло бормотал про себя: "здравствуй, Дедушка Мороз, борода из ваты..."

Дедморозная ассоциация всплывала в голове, поскольку то ли божий промысел, то ли гомеостатическое мироздание позаботились о равновесии и установили рождественскую ёлку прямо перед носом у духовного лидера. Вернее, установили-то её ещё в начале декабря, но прошли уже и январь, и февраль, а признаков того, что ёлку собираются разбирать пока не наблюдалось. Впрочем, вряд ли это было чьим-то злым умыслом: чуть дальше по улице, возле мечети, всё ещё весели разноцветные фонарики, повешенные летом на Рамадан. Вдобавок ко всему, как уже упоминалось раньше, плакат висел на заборе стадиона. А вернее, если верить вывеске на входе, на заборе "Футбольной академии Севера". Так что бедняга раввин вздрагивал от мощных криков академиков за своей спиной и нервно косился на ёлку.

В общем, как уже и было сказано, вид на центральную площадь арабской деревни Таршиха включал в себя всё что нужно знать в преддверии очередных внеочередных парламентских выборов в Израиле. Перманентное сочетание несочетаемое. В будничном и повседневном режиме. Правда, иногда очень громко...

Впрочем, спасительная возможность прикалываться над политиками, никак не связана с серьёзным отношением к самим выборам. Я голосовал на двух предыдущих подходах к снаряду, которые были за последний год, и собираюсь продолжать к нему подходить как завтра, так и дальше. До победного, или хотя бы уже хоть какого-то, конца.. Более того, я даже не могу назвать себя пофигистом. Мне будет грустно если проиграет наименее противная для меня сторона и выиграет та, что наиболее. Более того, в случае проигрыша мне не избежать грустных и, местами, апокалиптичных прогнозов на тему того, что же будет с Родиной и с нами...

Но...
Как бы вся эта лабуда не закончилась, у меня есть две согревающие мысли.

Мысль номер раз - при любом раскладе не стоит устраивать ни преждевременных истерик, ни фейерверков радости. Счастья не наступит и в случае победы, катаклизмов не будет и в случае проигрыша. Да и вообще всё запутано. Вполне возможно, что в конечном счёте смеяться будут проигравшие, а плакать - победившие. У проигравших, кстати, всегда будет одно большое преимущество: им хотя бы не придётся краснеть за ту фигню, которую неизбежно будут творить их избранники. За своих всегда стыдно больше, чем за чужих. И, как мне кажется, всё это будет верно вне всякой связи с тем, какая именно из сторон окажется проигравшей, а какая победительницей.

Что же касается мысли номер два...
Если взять плакат с раввином за центр и провести окружность радиусом метров эдак сто пятьдесят-двести, то внутри получившегося полукруга попадут:

Хозяйственный магазин скромного размера, но превосходящий по ассортименту сетевые ангары. Всю что нужно для хозяйственной деятельности дома я закупаю там и пока что разочаровался только один раз, когда купил топор. Вернее, ТОПОР. Сделав несколько лет назад камин, я озадачился прилагающимися к нему причиндалами и вспомнил, как в первых кадрах "Коммандо" - одного из первых западных фильмов, просмотренных в конце восьмидесятых по видику, молодой Шварц смачно колет дрова здоровенным тесаком. Ага, сказал я, и купил такой же. Через пол-часа после начала физических упражнений на свежем воздухе я поймал себя на том, что продолжаю смотреть на замордованную, но по прежнему целую чурку, и вспоминается мне уже не "Коммандо", а телефон и расписание ортопеда. "Да гранаты у них не той системы... Видимо, это неправильный топор, и он делает неправильный мёд" - решил я и осторожно отложил железяку в сторону.

Крошечный магазин кофе. С расходящимися вокруг него волнами запаха. С молчаливым хозяином и такими же завсегдатаями, которые не столько покупатели, сколько "давно тут сидим". То есть всё делается чётко и хорошо. Отсыпать, взвесить, помолоть, упаковать. И кофе вкусный. Но молча. Только осуждающе поднятая бровь, если посетитель дополнительными вопросами всё-таки вынуждает владельца произнести что-либо вслух.

Ресторан домашней румынской еды "Эмма". Впрочем, слово "ресторан" слабо соотносится с небольшой комнатой, разделённой на кухню и пространство со столиками для посетителей. На кухне, ругаясь и подшучивая друг над другом, кашеварит семейная пара. Всё настолько по свойски, что даже как-то неудобно платить в конце.

Кафе домашнего мороженного. На все вкусы и случаи жизни. Включая любимым мной шоколад со вкусом морской воды. Чтобы как в жизни: солёное в сладком, а сладкое - в солёном. А также бельгийские вафли с порциями нереального для взрослых размера. У детей, впрочем, никаких проблем с этим нет, так что каждый раз, останавливаясь там с дочками по дороге с кружка балета домой, я пытаюсь понять куда именно помешается мгновенно исчезающая гора из вафли, мороженного, взбитых сливок и шоколадной подливки. Пока не понял.

Суши-бар, не так давно ставший кошерным. То, что из меню исчезли креветки, это ладно, а вот невозможность заказа вечером в пятницу оказалась более огорчительной. С другой стороны, с учётом, наплыва туда религиозных семей, это стало гарантией того, что он вряд ли закроется в обозримом будущем. Забирая оттуда как-то заказ, я наблюдал медитативную сценку, когда несколько условных японцев за стойкой благоговейно смотрели на большую вьетнамскую семью, урабатывающую заказ, который имел все шансы подорвать рыбные запасы мирового океана. Вьетнамцы были вторым и третьим поколением беженцев, принятых Бегином в конце семидесятых. Мужчины - в кипах, женщины - в длинных юбках и закрывающих волосы головных уборах. Всё как полагается. Условные японцы были в восхищении.

Отдохнуть от кашрута можно в соседнем заведении, где группа бородатых хипстеров готовит гамбургеры с чедром и козьим сыром. Или на шестом этаже в доме через дорогу: там играет старый рок и делают замечательный в условиях суровой израильской зимы суп из креветок и кальмаров. И балкон с видом на пол-севера, на котором не жарко даже в августе. И домашний арак. Я как-то попробовал играть в знатока и начал с умным видом уточнять у хозяина сколько именно там градусов: сорок, сорок три, сорок пять? Хозяин посмотрел на меня с некоторым удивлением и честно сказал: "А хрен его знает... Раз на раз не приходится. Этот - градусов шестьдесят будет..."

Так вот по поводу мысли номер два...
Давайте - после того, конечно, как проголосуем... - говорить о других выборах.
Купить грабли чтобы на них наступать и начать разгребать заросший за зиму двор или ещё подождать?
Какой сорт кофе выбрать и добавлять ли туда кардамон? И как объяснить это с использованием минимума слов?..
Мамалыгу брать с мясом или и так хорошо?
Насколько разбавлять арак водой? Два булька? Три?...

И дело тут не в попытках спрятать голову в песок. Я и сам могу накидать таких послевыборных сценариев "всё пропало, гипс снимают, клиент уезжает", что проще сразу повеситься. Не надо пока вешаться. Волноваться будем по этапам. А пока спокойней Маня, вы не на работе. Хладнокровней, Маня.

А насчёт плакатов с политиками - я верю в северный ветер. Сорвёт и сдует их в сторону Ливана. И покроет ими тамошние кедры, как бык овцу. Плакатами, я имею в виду, не политиками. Хотя...

...но северный ветер мой друг,
он хранит всё, что скрыто,
он сделает так, что небо будет свободным от туч,
там, где взойдёт звезда...

Subscribe

  • Пурим во время чумы - часть 2

    Начало - Пурим во время чумы - часть 1 Мы ехали в место, которое являлось живой иллюстрацией к понятию "полезное с приятным". Правда, делали это с…

  • Пурим во время чумы - часть 1

    Тосклив был и грустен праздник Пурим 2021-го года, от начала же пандемии короновируса - второй... Весной двадцатого года первые ласточки грядущих…

  • Год сурка

    Я закинул детей в школу и ехал в сторону работы. Вернее, дома. Короче, в сторону гуляющего по дому лэптопа. За год работы на удалёнке все уже успели…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 75 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Пурим во время чумы - часть 2

    Начало - Пурим во время чумы - часть 1 Мы ехали в место, которое являлось живой иллюстрацией к понятию "полезное с приятным". Правда, делали это с…

  • Пурим во время чумы - часть 1

    Тосклив был и грустен праздник Пурим 2021-го года, от начала же пандемии короновируса - второй... Весной двадцатого года первые ласточки грядущих…

  • Год сурка

    Я закинул детей в школу и ехал в сторону работы. Вернее, дома. Короче, в сторону гуляющего по дому лэптопа. За год работы на удалёнке все уже успели…