Stav (shvil) wrote,
Stav
shvil

Categories:

О высоком

Прозвище этого солдата как нельзя лучше отражало какой путь проделала мировая холодильная промышленность за последние десятилетия. Милуимник был квадратен: рост "метр с каской" компенсировался такой же шириной. Никакого жира: эдакий крепко сбитый куб, по плотности напоминающий боксёрскую грушу, ежегодно обрастающую дополнительным слоем мяса: в гражданской жизни парень работал поваром в аргентинском ресторане: человек нашёл работу, а работа - человека. Правда на этом его сходство с грушей заканчивалось - обладая нервами в стиле открытой электрической схемы под дождём, он заводился с пол оборота, и тогда радиус поражения намного превышал его физические размеры. Не влезай - убьёт. Короче, тот ещё биндюжник...

Лет двадцать назад быть бы ему Холодильником. Но эпоха маленьких громко взрыкивающих из угла кухни ящиков ушла безвозвратно, а на сравнение с нынешними шкафами вряд ли потянул бы даже в Шварц в свои лучшие годы.




Короче... Звали его - Минибар...

Я попал с ним на несколько дней в пилбокс - башню для наблюдения. От обычных башенок она отличалась высотой - девять этажей винтовой лестницы. Так что наиболее популярной шуткой у тех, кто доползал до последнего этажа была: " Не... Размер таки имеет значение... "

Все особенности жизни в такой башне были производными от её высоты. Как и всё остальное в армии, особенности эти делились на три части. В данном случае частями были: безумная красота вокруг, скука с сидением друг у друга в печёнках и очень ээээ... приземлённые бытовые моменты.

С красотой всё понятно. Хевронское нагорье само по себе одно из самых потрясающих мест Израиля, а уж находясь на высоте птичьего полёта, человек получал годовую порцию величественных пейзажей минут за пятнадцать. После чего начиналось явное переполнение стека, от которого спасал только тот факт, что, в зависимости от выпавшей тебе смены, можно было наблюдать окрестности каждый раз при новом освещении.







Что касается сидения друг у друга на головах и в печёнках, то, в отличие от башенок обычного размера, где находящийся внутри народ обычно бывает распределён более менее равномерно между верхней смотровой площадкой, нижним спальным этажом и, если повезёт, небольшим огороженным бетонными плитами двориком, здесь все находились в небольшом застеклённом "гнезде" на самом верху. Что очень развивает чувство локтя, колена и всех остальных частей тела. Короче говоря, после суток такой жизни самой большой эротической фантазией становится необитаемый остров. Лет так на десять-пятнадцать. Только чтоб никаких Пятниц...



Со скукой каждый боролся по своему: книги, газеты и взаимное траханье мозгов на вечные темы арабо-израильского конфликта и оптимального размера женской груди. Рабочий лэптоп трудился как дизель в Заполярье - количество просмотренных на нём фильмов заставило бы любого владельца видеотеки повеситься от зависти.







В одну из ночей прибор ночного виденья решил сломаться окончательно, и, придя к абсолютно логичному выводу, что оставаться дежурить только для того, чтобы с умным видом смотреть в тёмное стекло, будет слишком большим идиотизмом, завалились спать полным составом. Часа в три ночи работающая фоном рация голосом командира патрулирующей в окрестностях группы требовательно запросила распознаём ли мы их на местности. С трудом воспрявший от сна Минибар честно ответил, что распознаёт он исключительно обогреватель под боком. На той стороне замолчали надолго и матерно - мысль о том, что, пока ты болтаешься непонятно где под дождём, кто-то спит, да ещё рядом с обогревателем, человеколюбия не добавляет. "Продолжайте наблюдение" - голосом особиста из "ДМБ" отозвалась рация наконец и заткнулась уже до утра.



Ну, а насчёт приземлённых моментов, тут всё было просто. Нахождение нескольких мужиков в более чем ограниченном замкнутом пространстве облагораживанию этого пространства не способствует. Как и тот факт, что ближайший сортир находился девятью этажами ниже. Короче... "В дворницкой стоял запах гниющего навоза, распространяемый новыми валенками Тихона. Старые валенки стояли в углу и воздуха тоже не озонировали..."



На вторые сутки пребывания наверху Минибар придумал ещё один способ как убить время - косить под Глас Божий. Башня нависала над базой, где обитало всё остальное милуимное население и, как только Минибар различал знакомую физиономию (хотя, с учётом ракурса, скорее знакомый затылок), сверху немедленно раздавался его могучий рык: "Слышь ты! Да ты, Ицик Бен не знаю кто!!! Это говорю тебе я, твой Бог!!!!!.." После этого обычно шёл непереводимый итальянский фольклор, который завершался обещаниями божественных кар, по сравнению с которыми десять казней египетских казались дружескими детскими щелбонами. По закону сохранения, недостаток роста у Минибара был с лихвой компенсирован избытком голоса, так что получалось вполне себе внушительно. Не хуже, чем у Аланис Моррисет в "Догме". Народ подпрыгивал...

Закончив гневную тираду, Минибар закрывал окно и тихо произносил в сторону: "Господи, прости меня, если я зарываюсь". Религиозным он не был и близко, но, похоже, допускал, что "случаи бывают разные" и лучше подстраховаться. На всякий пожарный.

Я предложил в конце каждого ора ставить божественный копирайт, чтобы не было проблем с Авторским правом. Или, в крайнем случае, кидать линк на Первоисточник...






В последний день я поднялся на крышу башни. В летние месяцы дежурство на этом месте должно было быть самым популярным из всех возможных вариантов заданий. На крыше лежал матрас, под периметром ограждения валялись остатки импровизированного мангала: в августовскую жару позагорать на продуваемой всеми ветрами крыше, да вечерком облагородить продукцию армейской кухни на огне, да под разговор за жизнь и сигарету... Короче мне стало мучительно больно за то что милуим свалился на нас не летом, а в январе...





Минибар ходил со стороны в сторону и пытался определить направление ветра. Судя по растёгнутой ширинке, метеорологические изыскания занимали его по более чем практической причине. Направление определялось с трудом - нас шатало во все стороны сразу. Я покосился вниз в сторону базы. Она, конечно, находилась в метрах пятидесяти, но порывы ветра на хевронском нагорье бывают сильные...

- За что ж ты так не любишь детей своих, Господи?... - спросил я Минибара, задумчиво наблюдая за броуновским движением солдат снизу.
- Так ведь суки ж... - на автомате ответил он, плюя на палец и медленно поворачиваясь с задранной вверх рукой. На палец дуло со всех сторон одинаково.
- Да нет, люди как люди - я подумал над тем как можно перевести на иврит "квартирный вопрос испортил их" и понял что это бесполезно.







Начал моросить дождь.
Минибар подозрительно покосился наверх.

- Ты думаешь там кто-то есть? - кивнул он в сторону неба.
- Эээээ... Есть мнение, что если таки есть, то это должно быть не только там, а везде - напряг я не сильно большой запас своих теологических знаний.
- Ну... Наверху расположение удобнее. Обзор опять таки... Сектор обстрела... Как у нас здесь - покосился вниз Минибар.
- Не скажи - сказал я - при правильном количестве и расположении взрывчатки снизу, к выгодам нашего высокого расположения можно будет добавить ещё тот факт, что с него падать долго - напоследок успеешь выматериться.
- Это да... - почесал затылок он - Хорошо... Сверху, снизу... Неважно где... Но кто-то - есть?





Нахождение в статусе относительного аксакала и саксаула - лет на десять старше среднего возраста по роте - имеет свои недостатки: у других есть иллюзия, что с годами количество вопросов сокращается, а ответов - растёт, и тебя постоянно о чём-то спрашивают. Причём всерьёз. Я завис. Разговор на эту тему ассоциировался у меня с поздней ночью, накуренной кухней, живописно раскиданными по столу остатками закуски и разбулькиванием последнего жидкого запаса. Другое дело, что когда находишься среди облаков посреди хевронского нагорья, то особых допингов уже не надо, а уровень откровенности милуимных разговоров сложно достичь даже с помощью абсента. Но всё равно... Ничего не формулировалось...

- А хрен его знает - честно сказал я - Верить во что-то разумное-доброе-вечное хотелось бы, конечно, но... Потом смотришь на всякое блядство вокруг и думаешь, что лучше уж всё это будет случайно, а не "так и было задумано". Периодически хочется надеяться на что-то, кроме себя самого и друзей, но... Себе ж дороже получается... Короче... Не знаю... Спроси меня ещё раз милуимов через пять-шесть... Да и то вряд ли. Я слабо верю в наличие ответов. Гораздо больше - в сомнение и перманентное задавание себе вопросов.
- Ну хоть во что-то веришь.. - задумчиво сказал Минибар.

Если б я был режиссёром, то поставил бы фоном к этой сцене какую-нибудь проникновенно-торжественную музыку. Тем более что реквизит вокруг располагал: небо, пустыня, ветер, облака. Другое дело, что растёгнутая ширинка Минибара сбивала с ритма весь квартал и несколько мешала высокой ноте момента.







Дождь усилился.
На базе все попрятались, так что, внеся по быстрому свою лепту в борьбу за мелиорацию пустынных земель, мы спустились по лестнице в "гнездо" и задраили люк. Минибар забрался на подоконник и замолчал надолго - минуты на две. После чего засёк внизу очередную жертву, открыл окно и заорал:

"Ааааа!!!!! Повар!!!!!! Это говорю с тобой я, твой Бог!!!! На месте стой, сука, и внимай гласу божию!!! Твой вчерашний ужин меня таки достал. Повелеваю, гад, возьми свою самую большую поварёшку и засунь её..."

Не, подумал я, какой всё-таки богатый язык иврит. Не зря, не зря на нём Танах написан...

И... при всей моей горячей любви к Мэтту Дэймону, на роль ангела Локи из "Догмы" надо было брать типаж Минибара. Что ободрить кого, когда совсем прижало, что побороться с кем-нибудь до рассвета, что Содом разнести по кирпичикам.







Мэтт не тянул. Минибар - да. Божественные задачи - божественному биндюжнику...



...и увидел Он, что это хорошо...



Subscribe

  • Первый дождь

    Живя в Израиле, связь с землёй сильнее всего чувствуешь, когда идёт первый зимний дождь. Не с государством, не со страной, не с религией, не с людьми…

  • Пурим во время чумы - часть 2

    Начало - Пурим во время чумы - часть 1 Мы ехали в место, которое являлось живой иллюстрацией к понятию "полезное с приятным". Правда, делали это с…

  • Пурим во время чумы - часть 1

    Тосклив был и грустен праздник Пурим 2021-го года, от начала же пандемии короновируса - второй... Весной двадцатого года первые ласточки грядущих…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 200 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Первый дождь

    Живя в Израиле, связь с землёй сильнее всего чувствуешь, когда идёт первый зимний дождь. Не с государством, не со страной, не с религией, не с людьми…

  • Пурим во время чумы - часть 2

    Начало - Пурим во время чумы - часть 1 Мы ехали в место, которое являлось живой иллюстрацией к понятию "полезное с приятным". Правда, делали это с…

  • Пурим во время чумы - часть 1

    Тосклив был и грустен праздник Пурим 2021-го года, от начала же пандемии короновируса - второй... Весной двадцатого года первые ласточки грядущих…